PR в лицах. Борис Кейльман: «Агитировать нужно не словами, а добрым делом!»

Тысячи людей, живущих в разных уголках нашей страны, стараются на работе не планировать ничего важного на первые выходные июля. Потому что в эти дни под Самарой будет проходить «Грушинка».  За 43 года фестиваль пережил многое: успел превратиться из «бардовского междусобойчика» в культурное событие всесоюзного масштаба, пережил несколько переездов с места на место…  Бессменными все это время оставались неповторимая «грушинская» атмосфера и… главный вдохновитель группы организаторов фестиваля – Борис Кейльман. 



- Борис, предполагали ли Вы в конце 60-х, что встреча, посвященная памяти Вашего друга Валерия Грушина, превратится в многотысячный фестиваль? 

- Конечно, нет. Ничего подобного не планировали. Просто собрались люди, которым был дорог Валера, чтобы вспомнить его, спеть его песни. Ведь он был яркой личностью. Главное качество Валеры – умение притягивать людей – фестиваль его имени сохранил и по сей день. Нашу первую встречу мы назвали «Фестиваль памяти Валерия Грушина». Все это было настолько тепло и по-человечески: хорошие люди, искреннее и доброе общение, горькое и светлое чувство… Желание повторить эту встречу возникло само собой. Прошел год, и мы снова встретились.  Жигулевские горы, Каменная чаша – мы нашли удивительное место с природной акустикой, где выступающих слышно так, как будто они поют тебе прямо «в ухо». На следующий  год пришло еще больше людей. Мы этого даже не ожидали. Стали задумываться о месте,  до которого было бы удобнее добираться, и нашли Федоровские луга.  В год проведения в Москве «Олимпиады-80» фестиваль проводить запретили и разрешили только через несколько лет но уже на Мастрюках, где мы его ежегодно и проводили в течение многих-многих лет.  Несколько лет назад фестиваль вынужден был снова сняться с насиженного места и вернуться на Федоровку…  А для того, чтобы сделать фестиваль всемирно известным, специально мы ничего не делали.  Просто идея оказалась здоровой и нужной людям. Куйбышев в то время был центром туризма, и никакая реклама Грушинскому не понадобилась. Да и не было тогда рекламы как таковой в СССР – ни афиш, ни интернета, ни сотовых… Это сейчас все разлетается мгновенно. На Чукотке чихнут, а в Калининграде скажут: «Будьте здоровы!» 

 

- Так в чем же секрет популярности? 

- В искренности и «непридуманности» идеи. Это работает до сих пор. Сегодня так мало Настоящего и Искреннего, что люди тянутся к этому.  По мере того, как страна превращается в безумный полигон, где только добывают деньги, Грушинский для многих остается некой отдушиной.  Помните строчки из знаменитой песни Бориса Есипова «Фестивальные костры»: 


Здесь перед музой меркнет все: и должности и званья. 

Здесь даже не кривят душой отпетые лгуны. 

Звучат здесь самый звонкий смех и песни без названья. 

Необъяснимые мерцанья самых дальних звезд видны. 


Ты приходи сюда на утренней заре, 

Пусть ноша нелегка и путь сюда далек. 

Зато, быть может, в этом песенном костре 

И ты найдешь свой жаркий уголек. 


- Когда несколько лет назад произошла попытка «захвата» Грушинского фестиваля, против Вас было предпринято много информационных атак.  Это повредило Вашей репутации? 

- Да.  Попытка рейдерского захвата фестиваля была.  Она не удалась, но в результате у массы людей возникло впечатление, что Грушинский раскололся.  Ему нанесен огромный ущерб из-за этого скандала.  В СМИ велась настоящая информационная война.  Про нас писали, что мы все жулики и воры.  Кто-то отвернулся от Грушинского именно из-за того, что фестиваль оказался в центре скандала – людям их и в обычной жизни хватает.  Конечно, все это - сильный удар по фестивалю, как по символу честности и бескорыстности.  Имидж, конечно, пострадал. А репутация – это бесценно. Назови тебя свиньей десять раз – ты и захрюкаешь… Но!  Фестиваль не раскололся.  Он выдержал. Люди продемонстрировали свою солидарность и приверженность идеям взаимовыручки и справедливости.   Да, фестиваль ограбили – отняли «намоленное» годами место.  Да, он снова переехал на Федоровку.   Да, его попытались унизить.   Но мы выиграли все суды.  Мы наплевали на все сплетни и…   Грушинский жив, и есть только один Грушинский и единственный его организатор – клуб имени Грушина…  Люди это уже поняли. 


- Как Вам удалось пережить эту ситуацию – не было желания все бросить? 

- Нет. Стыдно было перед людьми. Ведь Грушинский фестиваль делают тысячи людей. И мы спокойно продолжили делать свое дело. Мы выиграли все суды – а это было очень сложно и требовало безумных денег. Но нашелся человек – руководитель юридической фирмы «Усков и партнеры», который отдал огромные средства, силы и время для того, чтобы выиграть шесть судов и отстоять фестиваль. Я могу привести такой пример: Вадим страстный автомобилист, каждый год он выступает в качестве судьи на знаменитом автомобильном марафоне «Калининград-Владивосток». Как раз во время этого ралли был важный суд в Москве, и он, бросив все, прилетел из Иркутска, а сразу же после заседания суда улетел в Улан-Уде. Это один из примеров того, что люди готовы жертвовать собой, своими интересами и средствами ради сохранения фестиваля. Теперь у нас есть праздник – День защитников Грушинского.  И таких защитников много.  Знали бы вы, какие страстные письма писал народный артист СССР Иосиф Кобзон во все сферы и организации, начиная от нашего губернатора и заканчивая Президентом!   Или Евгений Евтушенко: когда он впервые приехал на Грушинский, он был потрясен тем, что в России еще есть подобные мероприятия, есть такой интерес и участие со стороны сотен людей, знающих его творчество - многие подходили и разговаривали с ним строчками из его стихов!  Приехав в Москву, Евтушенко встретился с министром культуры, много рассказывал о фестивале, повторяя, что именно таким социокультурным явлениям и нужно помогать. Даже свой юбилейный концерт Евтушенко начал с рассказа о Грушинском. 


- Тысячи людей по-прежнему едут на «правильный», аутентичный фестиваль, потому что считают, что там, где нет Кейльмана, там нет и Грушинского… 

- Я никогда не считал себя «особо важной персоной». Фестиваль делает множество очень хороших и бескорыстных людей – почти полторы тысячи человек помогают, каждый из них вкладывает в него частичку своего труда и души. Процитирую Маяковского: «Мне наплевать на бронзы многопудье, мне наплевать на мраморную слизь. Сочтемся славою – ведь мы свои же люди, пускай нам общим памятником будет…» – наш Грушинский, добавлю от себя! 


- Лично для Вас что такое PR?

- Это - доброе имя. Для нас путеводной звездой являются строки из песни Булата Окуджавы: «Не покупаются, не покупаются – доброе имя, талант и любовь». А Грушинский на этих трех китах и стоит.  И все эти господа, которые пытались нам помешать, должны понять: 


Можно построить из вымысла дом, 

Даже устроить праздники в нем. 

Но не построится и не устроится 

Счастье твое на несчастье чужом. 


Вот и весь пиар! Хорошим делом надо агитировать, а не словами.

Есть вопросы?