PR в лицах. Константин ЛИСЕЦКИЙ: «PR – это цирковое шоу и боевое искусство»

Люди, добившиеся успеха и известности благодаря таланту, трудолюбию, умению «строить» жизнь по своему собственному плану, интересны сами по себе. Где именно они себя реализовали – в бизнесе, политике, спорте или искусстве, – не так уж важно. По крайней мере, с точки зрения PR. Потому что в любом случае главное – имидж и репутация.   
В рубрике «PR в лицах» можно прочитать интервью с известными самарцами, работающими в самых разных сферах, но объединенных знанием того, как правильно строить свой образ и отношения с окружающими людьми. Уверены, что их опыт, суждения о PR и многих других вещах, составляющих наше бытие, - может быть, спорные, но выстраданные, – будут интересны любому пиарщику. Даже если мнение героев рубрики не будут совпадать с мнением специалистов в сфере PR.


Константин Лисецкий, декан психологического факультета Самарского университета

- Существует порядка 520 определений PR. Какое определение дали бы Вы?
- PR – явление сложное, не может быть одного определения. Потому как оно получится слишком абстрактным. PR – это цирковое шоу, симбиотическая магия, боевое искусство и социальное хакерсо. Иногда – украшение заграждений из колючей проволоки цветочками, конфетками и елочными игрушками.

- Как Вы считаете: PR социально вреден или полезен?
- В избытке – конечно, PR вреден. Он делает людей более  внушаемыми, суеверными, а затем  циничными. Но, с другой стороны, PR может способствовать развитию людей. Ведь это средство превращения идей в действия, которые могли бы не произойти.

- Сейчас в обществе много пиара – например, в Самаре?

- Если иметь в виду не «абстрактное количество пиара», - рекламных идей на разукрашенных стенах домов, а число взаимодействий идей и людей, то его, я думаю, в последнее время практически нет. Пиар, который касается конкретных вещей, потерял сегодня, как и реклама, доверие населения. Сейчас люди гораздо больше доверяют друг другу: «Ты пробовал?» - «Да, пробовал»…  Люди перестали разглядывать идеи, носящиеся в воздухе.

- Как Вы строили свой образ – помог ли Константин Сергеевич Станиславский, ведь у Вас совпадают имя и отчество?

- Меня родители как раз назвали в честь Станиславского. Я, конечно, когда подрос, изучил его работы. Да и сейчас с большим удовольствием иногда их почитываю. Он очень талантливый, яркий человек. Но я уже не озабочен строительством своего образа, а больше забочусь о своей репутации и не идентифицирую себя с ним, это было бы смешно.

- Ведущая составляющая Вашего образа?
-  Верю в то, что я нечто большее, чем только мое Я. И еще: что невозможное – возможно!

- А образ факультета Вы сформировали?

- Специально я этим не занимался, но мы осмысленно выбирали некоторые идеи, которые исповедуем. Один из принципов: если ты хочешь быть самим собой, то нужно спорить не с Кукулькиным, а как минимум с Фрейдом. Это не дешевые амбиции. В попытке спорить с Фрейдом ты находишь свое собственное Имя. А если споришь с Кукулькиным, ты так и останешься «оппонентом Кукулькина». Спорить надо с великими. Тогда действительно начнешь что-то собой представлять. Попробуйте – это очень вдохновляет. Второй принцип – сочетание «восточной деспотии» с гарантией защиты индивидуальности. Третий – умение радоваться радости другого человека. Это очень трудно, но иначе нельзя. Я думаю, что уже дозрел до такого профессионального уровня. Чувствую себя способным искренне радоваться успехам своих учеников. Испытываю удовольствие, когда они меня превосходят. Потому что нормальный учитель должен желать быть превзойденным своим учеником.

- С чем бы Вы сравнили психфак СамГУ – и кто такой в этой системе образов Лисецкий?

- Психологический факультет – это студия, где личности размножаются мирами. А миры расширяются личностями. А Лисецкий – это добросовестный, творчески настроенный режиссер студии имени Николая Михайловича Магомедова (заведующий кафедрой педагогики и психологии СамГУ в 1987-1990 гг. – прим. ред.).

- Бывали ли случаи, когда на экзамене или зачете имидж студента «одерживал победу» над знаниями?
- Конечно, бывали. В жизни все как в музыке: неприятно, когда человек фальшивит. Помните песню Остапа Бендера в исполнении Андрея Миронова: «Вы оцените красоту игры»… Я тоже иногда наслаждаюсь красотой игры студента. И готов простить незнание – но в ограниченных дозах.

- Раньше PR использовали неосознанно, теперь – более технологично. Почему люди стали уделять большее внимание имиджу?
- Потому что раньше поэт и герой были в одном лице. Потом получилось так, что герой совершал поступок, а поэт его воспевал. Вот так и появился пиарщик. Сейчас за счет имиджа человека могут принять за олигарха, а он не более чем его водитель. Многие поняли, что «хороший понт – те же деньги». Но я считаю, что идентичность, попытка стать похожим на кого-то другого – это все равно рабство, оно ограничивает. Взять, к примеру, социальные сети: там у всех вместо имен – ники, человек существует в сети, идентифицируя себя с тем, кем он не является. Но он все равно не становится «магом» или «героем», потому что в сети он просто является частью Сети. Странно быть героем без героического прошлого и подвигов. Такой Геракл без единого подвига… Вот если человек становится самостоятельной Сетью, сам устанавливает правила и контакты, преобразует виртуальный мир в возможный – тогда с ним бывает поинтереснее.

- Что важнее: быть или казаться?

- Конечно, быть! Из фальши никогда не родится музыка. Можно делать вид, что играешь, но музыки так не создашь. Если ты привыкаешь все время кем-то казаться, это уже невроз. Всегда любопытно наблюдать за «избыточно кажущимися» взрослыми людьми. Сначала они пытаются походить на символы, а когда стареют, чтобы не быть выброшенными с витрины, делают вид, что они некие гуру. Это смешно и печально одновременно – потому что от этого внутреннего диссонанса люди даже умирают. Легко казаться, очень трудно быть. Но «быть» не должно превращаться в унылый подвиг. Старайтесь не просто быть собой, но и делать это легко и радостно!
 
- Какие ценности Вы транслируете абитуриентам?

- В первую очередь я говорю им, что у нас они точно не поглупеют. А еще прошу обращать внимание, стараться замечать, что происходит в их окружении и в их жизни, если они становятся умнее и увереннее. Чтобы свой «квант развития» могли поймать, чтобы они это замечали. Когда человек научится замечать изменения в себе, он и начинает развиваться. Говорю, что у них будет профессия, которая поможет создать им рабочее место где угодно. Ни одна другая профессия не может этим похвастаться. 
А главный принцип, о котором абитуриенты должны знать, звучит так: психология не гарантирует счастья, но она гарантирует способность преодолевать несчастья.

- Как будут себя продвигать и пиарить люди и организации через 10-15 лет?

- Я думаю, что будет все сложнее предоставлять о себе ложную или искаженную информацию, потому что со временем становится все легче проверить ее на подлинность. В выигрыше останется тот, чьи PR-послания максимально близки к реальности.
Есть и еще одна любопытная тенденция: мы постепенно «теряем» свои тела, потому что компьютерные сети предлагают очень много эмоций при минимальных физических телодвижениях. Человек нажимает на «мышку», как инвалид с кнопками на инвалидном кресле. Поэтому, надеюсь, будут появляться какие-то компенсаторы «культурных патологий» - что-то наподобие игр «Ночной дозор» или проектов типа «Ландшафтная аналитика», которые будут согласовывать интеллектуальные действия людей с физическими и эмоциональными проявлениями. Необходимо вернуть человеку его тело. В этом направлении и будет развиваться PR. «Отраженная телесность» как критерий подлинного физического присутствия в собственной жизни и в жизни другого человека…

Беседовал Олег Вязанкин


Есть вопросы?